Щелково в Интернете: сайт города Щелково
Щелково, сайт mihalihc.ru Щелково, сайт mihalihc.ru
Поиск

      

 

Потапов Н.В.

Первые шаги наукограда

 

Заметки по истории Фрязино

 

Содержание

 

Аннотация. История 1940-1950-х гг. поселка и города Фрязино представлена как история развития научных направлений НИИ-160, созданного постановлением ГКО 1943 г. для обеспечений радиолокационных станций ПВО специальными радиолампами, электронно-лучевыми трубками и электровакуумными приборами СВЧ (сверхвысокие частоты), и история строительства поселка и города. В середине этих лет Фрязино получило статус города (1951). Рассмотрена хроника развития важных направлений по разработке приборов СВЧ, как импульсных и непрерывных магнетронов, отражательных и прямопролетных клистронов, ламп бегущей волны. НИИ-160 (теперь "Исток") дал тогда началу полупроводниковой промышленности (кристаллические детекторы для счетно-решающих устройств и планарные транзисторы), кинескопов и иконоскопов для показа и передачи изображений (впоследствии - НИИЭП - НИИ "Платан") и многих других направлений электроники страны. Немало страниц очерка посвящено развитию культуры, образования и здравоохранения поселка и города. В работе использованы воспоминания ветеранов, материалы Музея "Истока" и Музея г. Фрязино, сайта "Инфо-Фрязино" Фрязинской локальной сети ИНТЕРНЕТА.  


Автор - Потапов Николай Васильевич (1937 г.р.), ветеран "Истока", окончил Московский химико-технологический институт им. Менделеева (1960), направлен в НИИ-160 (НИИЭТ, НПО "Исток"). Работал в ц. 36, отд. 160 и 190 (разработка малошумящих ЛБВ), НПК-8 (нач. лаб., главный конструктор, нач. лаборатории технологии микрополосковых схем), НПК-7 (нач. отдела - главный технолог НПК, гл. технолог темы "Синтез-2" - РЛС ГСН), в отделе информации. Автор многих краведческих статей и книг:

  • "Храм св. Николая Чудотворца. Гребнево",
  • "А.Н. Королев . К 60-летию со дня рождения",
  • "Главный инженер В.Н. Батыгин",
  • "В.П. Савченко. К 50-летию со дня рождения",
  • "Памяти Винника И.М.",
  • "Гребнево. Храмы, святыни, святители",
  • "Символ духовного возрождения. Троицкий собор г. Щелково",
  • "На пути к благочестию" (из жизни Фрязино 1980-90-х гг.), "Краткая история Гребневского прихода", (2007).

Н.В. Потапов - научный консультант книги "Наукоград Фрязино" (2006).  


Автор благодарен всем, кто помог в настоящей работе материалами, своими воспоминаниями и фотографиями, личным участием в подготовке этой работы к изданию.

В качестве иллюстраций использованы фотографии Музея "Истока" и Музея г. Фрязино, сайта "Инфо-Фрязино" Фрязинской локальной сети ИНТЕРНЕТА, личного семейного архива автора и семей потомков ветеранов "Истока".

Книга издана при финансовом участии фирмы "Исток-Аудио Трэйдинг".

Отпечатано в типографии ООО "Мещёра", г. Щелково, Свирская 8а.

Тел 56-2-18-81, 56-2-78-18.  


 Наверх

ВВЕДЕНИЕ

В декабре 1999 года Генеральный конструктор "Истока", Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, доктор технических наук, профессор С.И. Ребров на вопрос корреспондента:

" - Сергей Иванович, что значили промышленные предприятия для города прежде, и как это отразилось на нашей жизни сегодня?

Ответил буквально следующее:

- При таком подходе надо иметь ввиду два аспекта. И оба не следует сбрасывать со счёта, если мы хотим правильно понять сегодняшнее положение города, и выводы какие-то на перспективу сделать.

Первый в том, что наш город строился государством для определённых целей. И никто никогда не рассчитывал на то, что он будет хозяйственно - суверенным. В этом не было никакой необходимости: ведомства строили не только промышленные объекты, но и жилой фонд, и инфраструктуру к нему" .

Так вот, понять эти "определённые цели" - значит понять многое о жизни нашего города, о занятиях, тревогах и волнениях его граждан. Хорошо известно, что до перестройки в городе Фрязино все промышленные предприятия имели отношение к электронике.

Менее очевиден для многих тот факт, который настоятельно подчёркивают историки техники - ни одно из развивавшихся в 20 веке научно-технических направлений не оказало столь эффективного влияния на прогресс человеческого общества, как электроника. За 100-летнюю историю электроники наибольших результатов в ее комплексном развитии, по выпуску всего спектра электронных приборов, к концу 20 века достигли две страны – США и СССР.

Значение электроники проявляется в политическом, военном, экономическом, социальном, образовательном аспектах. Мы бы подчеркнули её только военную составляющую – ведь ориентация фрязинских предприятий и задумывалась, и воплощалась как оборонная.

Город Фрязино своим становлением и развитием обязан НИИ-160 - НПП "Исток", которому в 2008 году исполнилось 65 лет. И, конечно, не значимость даты, а значение предприятия для судьбы обороны страны, для жизни множества фрязинцев и их ушедших близких побуждают нас вспоминать, прежде всего, об "Истоке. Было бы наивным с моей стороны, браться за задачу осветить всю многогранную историю работы института и жизнь города. Да и надо ли в рамках избранной темы? И всё-таки главное из того, над чем мы работали, как жили, рассказать (пусть и фрагментарно) попытаюсь.

Сегодня, когда многие из былых секретов стали общедоступными, по иному начинаешь смотреть на сделанное истоковцами. Все их правительственные награды: ордена и медали, премии и почётные звания обретают "плоть и кровь", становятся и оправданными, и понятными.

 Наверх

СОЗДАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ОТРАСЛИ РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ

Первым в истории СССР комплексным документом, определившим роль радиоэлектронного вооружения и положившим основу отрасли радиоэлектроники, было постановление Государственного Комитета Обороны (ГКО) от 4 июля 1943 года "О радиолокации".

Выдающийся ученый Аксель Иванович Берг вспоминал, как, попав к Сталину (после трех лет тюрьмы), он три часа объяснял Вождю идею радиолокации. Возможно, результатом именно этого разговора было постановление ГКО № 3683сс, ставшее основой создания новой отрасли.

Отмечая "исключительно важное значение радиолокации для повышения боеспособности Красной Армии и Военно-Морского Флота", постановление ставило задачи в области науки, промышленности, мобилизации квалифицированных специалистов, подготовки кадров, снабжения, концентрации всех работ по радиолокации в специально созданном главном управлении. Председательство Г.М. Маленкова подчеркивало государственную важность проблемы.

 


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ГОКО-3683сс

4 июля 1943 года. Москва. Кремль

О радиолокации

Учитывая исключительно важное значение радиолокации для повышения боеспособности Красной Армии и Военно-Морского Флота, Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Создать при Государственном Комитете Обороны Совет по радиолокации. Возложить на Совет по радиолокации при ГОКО следующие задачи:

а) подготовку проектов военно-технических заданий ГОКО для конструкторов по вопросам системы вооружения средствами радиолокации Красной Армии и Военно-Морского Флота;

б) всемерное развитие радиолокационной промышленности и техники, обеспечение создания новых средств радиолокации и усовершенствования существующих типов радиолокаторов, а также обеспечение серийного выпуска промышленностью высококачественных радиолокаторов;

в) привлечение к делу радиолокации наиболее крупных научных, конструкторских и инженерно-технических сил, способных двигать вперед радиолокационную технику;

г) систематизацию и обобщение всех достижений науки и техники в области радиолокации, как в СССР, так и за границей, путем использования научно-технической литературы и всех источников информации;

д) подготовку предложений для ГОКО по вопросам импорта средств радиолокации.

2. Утвердить Совет по радиолокации в следующем составе: тт. Маленков (председатель), Архипов, Берг, Голованов, Горохов, Данилин, Кабанов, Калмыков, Кобзарев, Стогов, Тереньтьев, Угер, Шахурин, Щукин.

3. Поставить перед Советом по радиолокации в качестве ближайших задач:

а) обеспечение улучшения качества и увеличения серийного производства выпускаемых промышленностью следующих радиолокаторов – установки обнаружения, опознавания самолетов и наведения на них истребительной авиации в системе ПВО – "Пегматит – 3" и "Редут" с высотной приставкой; станции орудийной наводки СОН для обеспечения стрельбы зенитных дивизионов в системе ПВО; самолетных радиолокационных установок радионаведения для двухмоторных самолетов "Гнейс – 2"; радиолокационных приборов опознавания самолетов и кораблей "свой – чужой".

б) Обеспечение создания и испытания опытных образцов и подготовки серийного производства следующих радиолокаторов – установки наведения прожекторов для ведения заградительного огня зенитной артиллерией в системе ПВО; станции орудийной наводки СОН – 3 для обеспечения стрельбы зенитным дивизионом в системе ПВО; радиолокационной установки для наведения на цель бомбардировочной авиации дальнего действия; радиолокационной установки наведения для одномоторного истребителя; универсальной морской установки обнаружения для всех типов кораблей, включая подводные лодки и торпедные катера; корабельной и береговой установки для обнаружения и обеспечения стрельбы главным калибром надводных кораблей и береговых батарей в любых условиях видимости.

4. В целях обеспечения новых разработок и серийного производства радиолокаторов современными высококачественными электровакуумными изделиями, создать Электровакуумный институт с опытным заводом. <…>.Разместить Электровакуумный институт на площади завода № 747 НКЭП

Утвердить начальником Электровакуумного института т. Векшинского С.А.

6. Для решения задач комплексного проектирования радиолокационного оборудования объектов, разработки тактико-технических заданий на радиолокационные приборы и координации работ отделов главных конструкторов заводов радиолокационной промышленности, организовать Проектно-Конструкторское Бюро по радиолокации.

Утвердить начальником Проектно-Конструкторского Бюро по радиолокации т. Попова Н.Л.

7.Организовать в Наркомате электропромышленности Главное управление радиолокационной промышленности в составе:

а) Всесоюзного научно-исследовательского института радиолокации;

б) Электровакуумного института;

в) Проектно-Конструкторского Бюро;

г) заводов Наркомэлектропрома №№ 465, 747 , 498, 208 и 830.

7. Утвердить т. Берга А.И. заместителем наркома электропромышленности по вопросам радиолокации.

8. Восстановить в Московском энергетическом институте факультет радиотехники.

9. Обязать Главное управление трудовых резервов при СНК СССР (тт. Москатов и Зеленко) совместно с ЦК ВЛКСМ (т. Михайлов) организовать 15 ремесленных училищ с контингентом учащихся 10 тысяч человек с целью подготовки в этих училищах квалифицированных рабочих кадров для заводов радиолокационной промышленности.

10. Установить для крупных научных, конструкторских и инженерно-технических работников по радиолокации 30 персональных окладов в размере до 5 000 рублей каждый и 70 окладов в размере до 3 000 рублей.

11. Разрешить председателю Совета по радиолокации утвердить штаты аппарата Совета.

12. Обязать Совет по радиолокации совместно с Госпланом при СНК СССР (т. Вознесенский), Наркомэлектропромом (т. Кабанов), Наркомавиапромом (т. Шахурин), Наркомминвооружения (т. Паршин) Наркомсудпромом (т. Носенко), Наркомсредмашем (т. Акопов), Наркомвооружения (т. Устинов) и 15 июля с.г. представить на утверждение Государственного Комитета Обороны предложения о мероприятиях по организации производства радиолокационной аппаратуры.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин


 

Итак, 4 июля 1943 года, когда судьба нашей страны ещё решалась на полях ожесточённых сражений, Государственный Комитет Обороны вынес постановление об организации на площадях эвакуированного завода "Радиолампа" (п/я 191, в 1942 г . - 191а, с 08.1942 - 747) научно-исследовательского Электровакуумного института с опытным заводом. Директором НИИ был назначен опытный инженер и изобретатель Сергей Аркадьевич Векшинский , бывший начальник Отраслевой вакуумной лаборатории (ОВЛ), эвакуированной из Ленинграда в Новосибирск, и бывший главный инженер "Светланы", а с 1940 г . начальник Спецбюро по металлографии, эвакуированного во Фрязино, а затем в Новосибирск. Менее года пробыл он директором НИИ-160, но самой ценной его заслугой было привлечение сюда ряд работников своего Спецбюро, а также самых ценных работников ОВЛ во главе с ее начальником С.А. Зусмановским (он был назначен заместителем Векшинского по научной части). Среди них были Ю.А. Юноша, В.И. Егиазаров, Г.А. Шустин, С.А. Зусмановский, К.П. Шахов, А.В. Красилов, В.С. Лукошков, Т.Б. Фогельсон и др. Вместе с сотрудниками "Светланы" эти ленинградцы стали золотым фондом института.

Это Векшинскому, задолго до времени компьютеров и кибернетики, принадлежат прозорливые слова, написанные в том 1943 г .:

"... то, что будущий танк, самолет или снаряд будут иметь, так сказать, свою нервную систему, мозг, рефлексы — сейчас увидеть простым глазом нельзя, ощупать нечего. Это можно только понимать и предвидеть... По масштабам и объему изменений, в корне переворачивающих технику, электронные приборы могут быть сравнимы только с такими открытиями и изобретениями прошлого, как паровая машина, динамомашина... Я уверен, что будущее поколение, изучая историю техники нашего времени, назовет этот этап развития началом века электроники, пришедшей на смену века пара и века электричества...".

Перед возглавляемым Сергеем Аркадьевичем НИИ-160 была поставлена задача создание электровакуумных приборов для радиолокационных станций. Основная задача РЛС тогда - работа в системе ПВО совместно с зенитчиками и летчиками-истребителями для борьбы с самолетами противника. В этом и заключалась "определённая цель" старейшего предприятия города - ФГУП "НПП " ИСТОК".

И хотя области применения СВЧ приборов очень разнообразны, основными всегда являлись и являются радиоэлектронные системы (РЭС) самых разных назначений: радиолокационные системы всех видов, системы навигации, связи, радиоразведки, радиопротиводействия, радиоуправления и т.п.

Конечно, сводить все проблемы развития радиотехнических систем к прогрессу электронных приборов было бы неоправданным, и все-таки характеристики и параметры СВЧ приборов в решающей степени определяли (и определяют) возможности и параметры РЭС. Впрочем, верно и обратное - проблемы, встававшие перед их создателями, в значительной степени стимулировали, обуславливали и оправдывали прогресс СВЧ приборов. Ведь все другие области применения до настоящего времени, не идут ни в какое сравнение по объему применения СВЧ техники с областью РЭС и не оказывают пока существенного влияния на развитие СВЧ приборов.

Для большинства наших читателей электроника – это только телевизоры и видеомагнитофоны, персональные ЭВМ и мобильные (сотовые) телефоны, СВЧ-печи и всякого рода аудио- и видео-плееры.

Скажем прямо, ничего такого "Исток" не делал и не делает. Хотя поначалу на предприятии разрабатывали и выпускали все, или почти все, имеющее отношение к электронике: приемно-усилительные лампы, кинескопы, передающие телевизионные трубки, генераторные лампы для радио- и телепередатчиков, газоразрядные приборы. Строго говоря, всё они были приборами народнохозяйственного назначения. Их выпускал "Исток". Выпускал потому, что большую часть из этого перечня выпускать кроме Истока" было просто некому. Но, подчёркиваем, задачей "Истока" с момента его возникновения было комплектование практически всех видов радиоэлектронного вооружения.

В ассортименте изделий, выпускаемых предприятием, наряду с магнетронами, клистронами (пролетными и отражательными), функциональными трубками, кристаллическими детекторами и многими другими компонентами радиоэлектронных систем (РЭС) были и масс-спектрометры для разделения изотопов (прямой вклад "Истока" в создание ядерного оружия). На "Истоке" родился метод эпитаксиального наращивания полупроводниковых структур, который и по сию пору является основным в полупроводниковом производстве; заработал первый отечественный германиевый транзистор, разработаны кремниевые кристаллы и функциональная трубка для первой отечественной электронно-вычислительной машины "Стрела".

Одним словом, на "Истоке" разрабатывали и изготавливали почти все, в чем нуждалась отечественная радиопромышленность, тоже тогда находившаяся на этапе становления. А кроме того и оборудование - технологическое, измерительное, испытательное. То оборудование, которое принято называть нестандартным. Впрочем, стандартного оборудования для электронной промышленности тогда просто не было. Оно появилось позже и не без участия" Истока".

"Исток" - многопрофильное предприятие, и успехи по каждому из направлений его работ (на первый взгляд даже не профильному) можно назвать как значительные и даже выдающиеся.

Достаточно сказать, что пятьдесят лет назад Сталинскую премию первыми в институте получили разработчики новых материалов. А самые престижные в стране, Ленинские премии неоднократно присуждали истоковцам не только за приборы, но и за материалы, технологические процессы и оборудование.

Город Фрязино жил и развивался одновременно с "Истоком" и благодаря "Истоку". Да и сегодня он во многом остается градообразующим предприятием – главным налогоплательщиком города.

 Наверх

"ИСТОК" - ИТОГИ ПЕРВОГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ

25 октября 1951 года "поселение городского типа" Фрязино обрело статус города районного подчинения. Население его тогда составило 10,7 тысячи человек (в довоенном 1939 г. - 5,9 тысячи). К тому времени "Исток" (НИИ-160 с заводом) становится крупнейшим предприятием электронной промышленности.

Выпуск приемно-усилительных ламп заводом составил на конец 1952 года 4 миллионов 244 тысяч штук, генераторных ламп 914,2 тысячи штук, из них мощных генераторных ламп около 5 тыс. штук, 257,9 тысяч штук кристаллических детекторов, 46,7 тысяч штук электронно-лучевых трубок.

В 1950 году началось серийное производство приборов СВЧ. К описываемому моменту выпуск магнетронов достиг 3 тысячи штук, а клистронов (в основном, отражательных) - 19,5 тысяч штук.

И всё-таки основную долю продукции завода составляли, несмотря на постепенное сокращение их выпуска, приёмно-усилительные лампы (ПУЛ). Даже в 1959 году их доля составляла 94,3 % от всего объёма товарного производства завода.

Большим разнообразием отличались, и направления работ научной части "Истока". Заместителем директора по науке с 1948 по 1980-е гг. был. Николай Дмитриевич Девятков.

 

В 1953 г . руководителями научных направлений в НИИ были:

  • Магнетроны импульсные и модуляторные лампы – Федосеев Анатолий Павлович.
  • Магнетроны непрерывной генерации – Роговин Игорь Ефимович.
  • Клистроны (отражательные) – Девятков Николай Дмитриевич.
  • Лампы с бегущей волной - Афанасьев Владимир Александрович .
  • Приёмно-усилительные лампы – Черепнин Николай Васильевич.
  • Резонансные разрядники – Таранов Юрий Саввич.
  • Газоразрядные приборы – Клярфельд Борис Николаевич.
  • Электронно-лучевые трубки (приемные, передающие и трубки памяти) – Петренко Зиновий Георгиевич.
  • Счётно-решающие трубки - Астрин Владимир Александрович.
  • Масс-спектрометры – Шахов Константин Павлович.

 

Практически каждое из имён, представленных выше руководителей направлений, будет "вписано золотыми буквами" в историю отечественной электроники, и, прежде всего, за их личный вклад в науку и технику.

Но даже и этим не исчерпываются их заслуги. Благодаря им, был создан коллектив того самого "Истока", который мы сегодня называем "признанным во всём мире научно-промышленным центром электроники России".

Прошло более 50-ти лет и многое из былой повседневности стало достоянием истории. Ни оттого ли мы с таким интересом всматриваеся сегодня в приказ с перечнем разработок. Тогда (на 25 марта 1953 года) по тематическому плану трудились коллективы 110, 120, 130, 140, 150, 160, 170, 180, 200, 210, 220 и 230 отделов. Десятки тем, десятки знакомых фамилий. Рядом с фамилиями "отцов-основателей "Истока" - Лукошкова В.С., Федосеева А.П., Девяткова Н.Д., Коваленко В.Ф., Красилова А.В., Метлина Г.А., Кракау Е.А., Царёва Б.М., Шахова К.П., Струтинского Н.И. стоят фамилии послевоенных выпускников вузов: Астафьева А.Я., Петрова Д.М., Зиангирова Т.В., Голанта М.Б., Гельвича Э.А., Шеногина А.А., Гуртового В. И., Реброва С.И. и многих других. И не следует с позиции сегодняшнего дня делить истоковцев и строить предположения, кто из них принес большую славу "Истоку" "отцы-основатели" или воспитанное ими второе поколение.

Год 1953 не отмечен чем-либо особенным, и всё-таки это был год десятилетнего юбилея "Истока".

В историю отечественной электроники этот год ещё и войдёт как год основания в Москве института Радиотехники и Электроники Академии наук СССР и ведомственного полупроводникового НИИ "Пульсар". Оба эти события, так или иначе, переплетаются с судьбою "Истока".

Дело в том, что ИРЭ двумя годами позднее начнёт строительство своего филиала во Фрязино, и выбор города будет определён тем, что там уже 10 лет работает "Исток". Академгородок ФИРЭ станет центром многих фундаментальных и прикладных научных исследований.

У истоков зарождения полупроводниковой промышленности.

В 1953 г . ведущим специалистом только что образованного в Москве полупроводникового НИИ-35 (п.я. 281, НИИ полупроводниковой электроники, затем НПО "Пульсар") станет Александр Викторович Красилов , бывший начальник лаборатории отдела 170 НИИ-160. А.В. Красилов – ветеран отечественной электронной промышленности, сотрудник с 1934 г . знаменитой Отраслевой вакуумной лаборатории на "Светлане", один из основателей "Истока": в 1943 году приехал из Новосибирска с группой светлановцев.

На "Истоке" А.В. Красилов разрабатывал кремниевые кристаллические детекторы, которые наряду с функциональной трубкой (разработчик сотрудник "Истока" З.Г. Петренко) составили основу "электронной начинки" первой отечественной ЭВМ "Стрела" (4 тыс. радиоламп, 12000 кристаллических детекторов). Она была установлена в отделении прикладной математики Математического института АН СССР (МИАН), а в конце 1953 года началось её серийное производство.

Через несколько лет об этой ЭВМ напишут следующее: "Машина "Стрела" принадлежит к классу больших машин и обладает высокоразвитой и логически законченной структурой, что обеспечивает её большую производительность при решении сложных и громозких по объёму вычислительных задач".

В том же 1953 году в лаборатории Красилова был получен первый в СССР образец плоскостного сплавного германиевого транзистора и это был прорыв в развитии всей отечественной электронной техники.

А через шесть лет сотрудниками нашего НИИ А.С. Тагером, А.И. Мельниковым, Г.П. Кобельковым и А.М. Цебиевым первыми в мире фиксируется являение генерации СВЧ сигнала полупроводниковым диодом, которое потом регистрируется и как изобретение, и как открытие. Лавино-пролетные диоды (ЛПД) ознаменовали начало эры полупроводниковых генераторов СВЧ.

 Наверх

ГРОЗОВЫЕ ПЯТИДЕСЯТЫЕ

С лёгкой руки поэта сороковые годы в истории нашей страны получили название "сороковые роковые, свинцовые, пороховые". Пятидесятые в этом контексте допустимо назвать грозовыми. Чтобы гроза не обернулось "свинцовым дождём и пороховым дымом", тогда нужно было достойно ответить на ядерный шантаж былых союзников, а содержание такого ответа определялось и слаженной работой фрязинцев.

В июле 1950 началась Корейская война. Между бывшими союзниками (СССР и США) начинается военное противостояние.

Нужна было принять меры и против возможной бомбардировки Москвы. Американские бомбардировщики летали на высоте, недоступной для наших истребителей. Единственная альтернатива – сбивать их ракетами, но таких ракет в ту пору у нас было 50 штук.

Решением о создании зенитно-ракетных комплексов для противовоздушной обороны Москвы впервые в мире создавалась система, которая позволяла не пропускать к цели более 1000 самолетов противника, одновременно участвующих в налете с разных направлений. Это было в три раза больше, чем количество бомбардировщиков, брошенных англо-американскими союзниками в годы войны на уничтожение Дрездена.

Зенитно-ракетный комплекс ПВО Москвы "Беркут" (С-25) должен был состоять из следующих объектов: два кольца системы радиолокационного обнаружения на базе РЛС 10-сантиметрового диапазона (шифр А-100) (ближнее 25-30 км от Москвы и дальнее — 200-250 км ); два кольца (ближнее и дальнее) РЛС наведения зенитных ракет (шифр Б-200); зенитные управляемые ракеты (шифр В-300).

Для всех этих подсистем НИИ-160 разрабатывал различные ЭВП. Для РЛС А-100 и Б-200 — приборы СВЧ, а для ракет В-300 — устойчивые к вибрационным нагрузкам пальчиковые приёмно-усилительные лампы (ПУЛ).

 Наверх

ПУЛ серии "Анод" для управления ракетой системы ПВО С-25

Среди почти 4,5 миллиона штук приемно-усилительных ламп, выпускаемых предприятием, особые требования по выброустойчивости предъявлялись к 8 типам серии "Анод" и 5 типам так называемых вибропрочных ламп. Требования определялись условиями их применения. В частности, ПУЛ серии "Анод" шли в бортовую аппаратуру зенитных управляемых ракет. Первые испытания ракет в 1951 году показали, что вероятность поражения цели у них низка и связано это с низкой надёжность ПУЛ. В вышедшем в 11 ноября 1952 года постановление Совета министров СССР № 4764-18905 отмечалось: "комплексные испытания специальной аппаратуры показали неудовлетворительное качество и ненадёжную работу радиоламп поставляемых МПСС. Особенно ненадёжны в работе пальчиковые лампы серии "Анод" из-за недостатков конструкции и технологии производства".

Так, отдел приемно-усилительных ламп НИИ-160 был реорганизован в "отдел разработок и применения электровакуумных приборов для специальной техники", а начальником отдела был назначен бывший главным технологом завода "Светлана" Николай Васильевич Черепнин. Назначение было не из простых.

Замминистра МПСС А. А. Захаров рассказывал, что однажды в одной из бесед с ним Л. Берия спросил: "Сколько сотрудников НИИ-160 надо расстрелять, чтобы заработали лампы серии "Анод"?"

Но это Захаров рассказывал позже, а в то время Николая Васильевича нисколько не насторожил вызов в Кремль к самому Берия. Об этом эпизоде он рассказывал как-то буднично и просто: "Мы вошли с Захаровым и Сергеевым в кабинет. Я увидел т-образный стол, за которым сидел какой-то лысый человек в пенсне. Я его сначала не узнал, но это был Берия, не похожий на свои портреты. Слева от него сидели три незнакомых мне человека. К Берия постоянно приносили бумаги на подпись. Со мной разговаривали эти трое. Когда Берия кончил работу с бумагами, он спросил у меня: "Ну как, лампы пойдут?" Я ему ответил: "Попробуем", — на что он мне сказал: "Иди и работай". Аудиенция продолжалась минут 15".

Н.В. Черепнин начал свою трудовую деятельность в 1925 году, работая стрелочником на железной дороге. После окончания Ленинградского электромеханического учебного комбината в качестве инженера по электрооборудованию транспортных предприятий работал инженером на Забайкальской железной дороге. В электровакуумной промышленности с 1932 года: начальник фотометрической лаборатории отдела технического контроля завода "Светлана", старший технолог цеха ПУЛ, старший инженер – разработчик этих ламп при Отраслевой вакуумной лаборатории.

В 1941 года завод "Светлана" эвакуируют в Новосибирск. Здесь Н.В. Черепнин активный участник организации нового завода и становится начальником цеха по производству ПУЛ. В 1945 году он мобилизован в Красную Армию и в звании майора работает вместе с Н.Д. Девятковым старшим инженером Бюро электровакуумной техники при техническом отделе в Берлине. По окончании срока командировки Николай Васильевич возвращается в Ленинград и назначается главным технологом Ленинградского завода "Светлана". Затем для решения проблем надежности ПУЛ в 1952 г. он назначается во Фрязино.

В тематический план НИИ-160 была включена работа под шифром "Анод", главным конструктором которой был назначен Н.В. Черепнин, а одним из его заместителей А.Я. Астафьев, в ту пору главный технолог опытного завода, человек необычного, очень оригинального мышления.

Александр Яковлевич Астафьев был призван в Красную Армию в октябре 1941 года с 4-го курса Московского химико-технологического института имени Д.И. Менделеева. Окончил курсы младших лейтенантов. Воевал в артиллерийской дивизии Резерва Главного командования. Был ранен. За успешное "полководческое" управление огнём тяжелой артиллерии в боевых порядках пехоты награждён двумя орденами Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-ой степени, орденом Красной Звезды, многими медалями. Демобилизовался в звании капитана. Вновь поступил во МХТИ и закончил его по кафедре №5 профессора Капцова Н.А. в 1948 году в числе специалистов первого (ускоренного) выпуска кафедры.

В 1953-54 годах разработчики под руководством Н.В. Черепнина и А.Я. Астафьева нашли оригинальные конструкторские решения отдельных узлов миниатюрных пальчиковых ламп, ввели дополнительные технологические операции, новые методы контроля деталей и готовых ламп. Надежность этих радиоламп перестала тревожить радистов. Технология этих ламп стала типовой для всех электровакуумных заводов страны.

25 мая 1953 года ракетой В-300 с первого пуска был сбит самолёт-мишень. Через два года система С-25 была принята на вооружение Советской Армии. Большая группа разработчиков этой системы, включая Н.В. Черепнина, была награждена орденами и медалями.

Николай Васильевич многие годы трудился на "Истоке". В 1959 ему без защиты диссертации была присуждена ученая степень кандидата технических наук. Он награжден орденами Трудового Красного Знамени, "Знак Почета", медалями СССР.

 Наверх

Магнетроны - генераторы СВЧ-колебаний для РЛС

В первых радиоэлектронных системах (РЭС) СВЧ генератором служил магнетрон. Пригодные для практического использования, так называемые многорезонаторные магнетроны, были созданы впервые отечественными разработчиками Н.Ф. Алексеевым и Д.Е. Маляровым в конце 30-х в начале 40-х годов в ленинградском НИИ-9. Но промышленные образцы их появились в начале 40-х годов не у нас в стране, а в Англии (позже в США и Германии).

Только во второй половине Великой Отечественной войны в нашей стране стали вестись интенсивные работы по магнетронам. К тому времени электровакуумная промышленность начала выпускать многорезонаторные магнетроны для радиолокационных станций.

Первый такой магнетрон в 10-см диапазоне мощностью 100 кВт по английскому образцу был разработан на "Истоке" под руководством А.П. Федосеева и выпускался в большом количестве под маркой МИ-27 для комплектации радиолокационной станции СОН-3К. (Модернизированный вариант разработанной в Англии станции орудийной наводки "СОН"). Во время разработки и при производстве этого магнетрона использовались конструкторские и технологические достижения "Истока" (тогда НИИ-160), так что магнетрон получился лучше своего прототипа.

В конце войны вышло постановление правительства, которым поручалось НИИ-160 разработка сверхмощного по тем временам магнетрона 10-см диапазона на мощность 2 миллиона ватт (МВт), а также целый ряд других ЭВП, обеспечивающих его работу.

Образцов аналогичных приборов не имелось и поставленная задача, по словам А.П. Федосева, для того времени была совершенно необычной. Трудность её решения была обусловлена необходимостью создавать одновременно с разработкой магнетрона модуляторную лампу, технологические процессы и даже методы расчета и исследования физических явлений, наблюдавшихся при испытаниях. Методов и аппаратуры для измерений и испытаний тогда тоже не существовало.

По воспоминаниям участника разработок для оценки излучаемой мощности перед открытым волноводом на разных расстояниях помещали обычный нарезной батон хлеба. Испытания считались успешными, если внешне не изменившийся батон был обуглен изнутри.Можно допустить, что батон и явился прототипом изобретенного тогда же измерительного калориметра, получивший широкое применение по всему Советскому Союзу под названием "Морковка".

Так были разработаны магнетроны МИ-28, МИ-14 (для станции далнего обнаружения), серия двух-МВт магнетронов, 300 кВт магнетрон в 3 см диапазоне и т.п. Пожалуй, особняком в этом ряду стоит магнетрон МИ-86 - 4 см диапазона на мощность 100 кВт, ибо при его разработке впервые в стране, а судя по публикациям и в мире, была создана разнорезонаторная система с перестройкой частоты индуктивными штырями.

По постановлению правительствва для помехозащищенных судовых станций орудийной наводки был разработан пакетированный 300 кВт магнетрон 3-см диапазона с разнорезонаторной системой, настраиваемый индуктивными штырями (МИ-99). В нем удалось за счет жидкостной вакуумной смазки (сплав галлий-индий-олово) заметно улучшить тепловой контакт скользящих поверхностей и как следствие в несколько раз уменьшить тепловые уходы частоты и уменьшить мощность механизма настройки. Такой быстроперестраиваемый магнетрон был не только первым в СССР, но и в мире. И только несколько лет спустя за рубежом появилась реклама аналогичного магнетрона.

К концу 50-х годов была создана научная, техническая и промышленная база, обеспечившая магнетронными генераторами работу наземных, корабельных и самолетных РЛС различного назначения: обнаружения, вплоть до дальнего и сверхдальнего, сопровождения цели, целеуказания, наведения, передачи команд радиоуправления и пр. Первый в истории искусственный спутник Земли был выведен на орбиту системой радиоуправления, работавшей на магнетроне МИ-99А, выходная мощность которого составляла 300 кВт в 3-см диапазоне длин волн.

Одновременно с созданием импульсных магнетронов на "Истоке" под руководством С. А. Зусмановского была создана и освоена в промышленности серия мощных механически перестраиваемых магнетронов непрерывного действия с выходной мощностью в несколько сот Ватт, перекрывавших практически весь см-диапазон длин волн.

Следует особо отметить разработку магнетрона для заградительных помех, выполненную в 1948 году С.А. Зусмановским совместно с И.Е. Роговиным и К.П. Шаховым . Сущность системы заградительных помех состояла в том, что в.ч. колебания, модулированные шумом излучаются одновременно в широкой полосе частот и тем самым забивают радиолокатор противника, не позволяя ему разглядеть свой сигнал.

Во второй половине 50-х годов значительно изменились технические характеристики объектов радиолокации и носителей радиотехнических систем: резко возросли их скорость, расширились предельные высотные параметры полета, значительно возросла маневренность летательных аппаратов, уменьшились их размеры.

Глубокие физические исследования, выполненные в конце 50-х — начале 60-х годов, особенно работы, проведенные А.П. Федосеевым и Л. Г. Некрасовым , обеспечили уже в начале 60-х годов создание и выпуск промышленных магнетронных импульсных генераторов сверхбольшой мощности и создать конструкции магнетронов, уникальные по своим эксплуатационным характеристикам.

Еще одним отечественным изобретением в области СВЧ электроники является безнакальный магнетрон с автоэлектронным возбуждением, который обеспечивае практически "мгновенную" (с первого импульса) готовность радиопередающего устройства, существенно повышает долговечность магнетрона (10000 ч и более), его надежность, исключает цепь накала магнетрона, упрощает и удешевляет радиоэлектронную аппаратуру передающего устройства.

 Наверх

Лампы бегущей волны - усилители СВЧ для приемника РЛС

В 1947-48 годах за рубежом и у нас появились публикации на тему ЛБВ. Статей по теории было много: американец Пирс, немцы Клеен и Пёшль, наши Лошаков Л.Н. и Гвоздовер С.Д. и многие другие. Но, как вспоминали разработчики той поры, первые годы все равно ушли на моделирование узлов, на самостоятельные теоретические исследования и т.п. Одним словом, на выяснение возможности создания входного усилителя и выработку принципов конструирования таких приборов, которые, конечно, ни в каких иностранных журналах вычитать было нельзя, ибо многое тогда было неясно и самим авторам статей.

Работы по осмыслению усилителя нового типа и созданию конструкции маломощной ЛБВ проводили с 1947 года в НИИ-108 и в НИИ-5 Академии Артиллерийских наук.

Там фронтовик, еще довоенный выпускник Ленинградской академии связи Владимир Александрович Афанасьев организовал лабораторию. В 1949 году специалисты НИИ-5 получили первые обнадеживающие результаты, а в феврале 1951 году на "Исток" (тогда в НИИ-160) переезжает лаборатория Афанасьева В.А. почти всем составом. Приехали инженеры, слесарь механосборочных работ Юсов М.М., монтажница высокой квалификации Юсова А.Ф., токарь, как тогда говорили, скоростник, Смирнов А.П., откачница Судакова В.Н. и другие.

На "Истоке" была поставлена разработка первого отечественного промышленного образца. Ее возглавил В.А. Афанасьев, который вскоре после переезда стал начальником отдела 170. В том же 1951 году разработанный прибор был принят госкомиссией, а с 1952 года начато промышленное производство первой отечественной ЛБВ. Осваивали УВ-1 в цехе 36, начальником которого был "светлановец" Мишкин Ахмет Галиевич, направленный ранее для освоения в производстве разработанных им отражательных клистронов. Старшим технологом цеха была Ноздрина Клара Григорьевна, одна из первых выпускников кафедры технологии электровакуумных приборов МХТИ 1948 г ., будущий разработчик оригинальных сверхмалошумящих ЛБВ.

УВ-1 по основному параметру - коэффициенту шума не имела себе равных за рубежом. Только в 1953 году появились сообщения о создании в США ЛБВ, с параметрами, реализованными на ЛБВ УВ-1, выпускаемой уже серийно

Впервые усилитель УВ-1 был применен в приемных каналах радиолокационного комплекса Б-200, что и позволило существенно улучшить характеристики комплекса: повысилась дальность действия. При этом резко возросла устойчивость приемного канала, ибо, как выяснилось, ЛБВ предохраняло кристаллический смеситель от высокочастотных перегрузок.

За несколько лет, начиная с 1952 года, УВ-1 вошла практически во все вновь разрабатываемые и модернизируемые локационные станции. К 1965 году этот прибор используется уже в 11 радиолокационных станциях, а выпуск его составляет 11,5 тысяч штук в год.

Учитывая высокий научно-технический уровень, достигнутый в разработке отечественной ЛБВ и ее широкое и эффективное использование в радиолокационном вооружении министерство радиотехнической промышленности представило работу на соискание Сталинской премии 1954 года. Но в 1954 году временно было прекращено присуждение Сталинских премий за выдающиеся достижения.

Физические и конструктивные принципы, выработанные при создании УВ-1, послужили основой для разработки ряда промышленных образцов малошумящих усилителей в диапазоне длин волн от 3 до 37 см для обеспечения потребностей радиолокационной техники.

При разработке этого ряды приборов ставилась цель - в полной мере обеспечить широкодиапазонность и широкополосность, как одну из главных специфических особенностей ЛБВ. При этом сокращалось число типов приборов, а следовательно затраты на их разработку и производство.

В 1953 году государственная комиссия принимает и рекомендует освоение в производстве УВ-3, усилитель слабых сигналов для шести радиолокационных станций военно-морского флота и одного наземного радиолокатора. Главный параметр усилителя - коэффициент шума соответствовал лучшим мировым достижениям.

В середине пятидесятых годов Правительство Союза ССР ставит перед НИИ-160 (Истоком) задачу - разработать приборы для резкого увеличения дальности действия радиолокационных станций.

Выполнение работ поручены трем начальникам отделов 140 - Федосееву А.П., 150 - Роговину И.Е. и 170 - Афанасьеву В.А. В 1955 году они оставляют свои посты начальников отделов и на базе ОКБ-160 создают отдел 160 с тремя проблемными лабораториями.

После ухода с группой специалистов из отдела 170 В.А. Афанасьева отдел делится на два отдела - собственно 170 отдел, в котором продолжают разрабатывать отражательные клистроны, и отдел 190 с задачей - разрабатывать ЛБВ.

Вновь образованный отдел 190 возглавил Акулин М.С., но его вскоре назначают главным инженером "Истока". Бессменным же (практически с момента образования до реорганизации в 1974 году) начальником отдела 190 стала сподвижница В.А. Афанасьева Мноян Вера Ивановна.

В первых работах отдела использовался научно-технический задел, полученный при создании УВ-1.Что способствовало быстрому и качественному проведению разработок. Уже в 1955 году усилитель УВ-4 трехсантиметрового диапазона волн передают в производство. Слишком велики были потребности в нем: даже на первых порах он использовался в четырех радиолокационных станциях.

1956 год ознаменован передачей в производство ЛБВ УВ-9 шестисантиметрового диапазона волн, одной из лучших в мировой технике того времени по коэффициенту шума. Усилитель пошел на комплектацию одной из важнейших ракетных систем ПВО страны - РСН-75, а затем и РСН-75М. Разработчики системы РСН-75М удостоены Ленинской премии за 1964 год.

Не так давно в книге, посвященных истории одного из оборонных предприятий, нам довелось увидеть ссылку на давнюю парижскую газету. В ней было сказано, что жители Дамаска должны бы поставить памятник разработчикам РСН-75, ибо, благодаря этому комплексу удалось не только спасти Дамаск от налётов авиации противника, но и вселить в сирийцев веру в свою защищенность.

На таком же высоком техническом уровне в 1957-1959 годах были разработаны и переданы в производство малошумящие ЛБВ УВ-10; УВ-11; УВ-15; УВ-16 и УВ-20.Их использовали для шестнадцати радиолокационных станций и систем. В частности, УВ-15 работала на входе приемного канала ракетной системы С-125, а УВ-16 - в системе С-200.

Этим, пожалуй, и можно было бы заключить описание первого этапа работы отдела 190. Тогда в нем были разработаны стеклянные ЛБВ с фокусировкой электронного луча магнитным полем, создаваемым соленоидом – громоздким, относительно тяжелым устройством, потребляющим много электроэнергии.

Но уже на исходе пятидесятых годов перед разработчиками ЛБВ были поставлены новые задачи. Важнейшая из них - уменьшение веса и габаритов как самих приборов, так (и это было главным) источников питания к ним. Для применения ЛБВ в самолетной и ракетной аппаратуре эти параметры становились особенно актуальными. Другими словами, потребовалось отказаться от фокусировки электронного луча соленоидами, снизить рабочие напряжения и т.д.

Задача была решена, в первую очередь, В.И. Гуртовым, разработавшим первую ЛБВ с фокусировкой луча периодической магнитной системой и Ю.П. Мякиньковым, разработавшим первым ЛБВ игольчатой конструкции. К этому же периоду относится и создание первой металлокерамической ЛБВ, разработчик Д.Н. Косцова, и первых ЛБВ повышенной мощности, созданных Ю.П. Мякиньковым. Именно они дали зеленый свет, разработанным позже Ю.П. Мякиньковым и Г.В. Ровенским, металлокерамическим ЛБВ повышенной долговечности для спутниковых ретрансляторов.

 Наверх

Отражательные клистроны

Впервые в мире идея отражательного клистрона была предложена в 1940 году будущими "истоковцами" Н.Д. Девятковым и независимо от него В.Ф. Коваленко. Но только в послевоенное время отражательные клистроны, как в нашей стране, так и за рубежом становятся наиболее массовыми генераторными СВЧ-приборами с перестраиваемой частотой. Находят широкое применение в различных областях науки и техники: используются как гетеродины в приёмниках РЛС, задающие генераторы в усилительных цепочках и т.п

В НИИ-160 руководителем направления разработок отражательных клистронов становится Н.Д. Девятков и в январе 1949 года организуется отдел 170. Начальником отдела назначается фронтовик Вадим Федорович Коваленко, изобретатель одного из типов отражательного клистрона.

Разработка отражательных клистронов поручается лаборатории 171 (начальник лаборатории А.Г. Мишкин). Вскоре в лаборатории 171 появились молодые специалисты, и среди них Лариса  Анатольевна Парышкуро, Михаил Борисович Голант, Иван Иванович  Бродуленко. Это с их участием было разработано значительное число типов приборов, как в стеклянной, так и в металлической оболочке.

Молодой инженер М.Б. Голант совместно с начальником отдела В.Ф. Коваленко предлагает ряд технических решений, которые открывают отражательному клистрону новые неизвестные за рубежом применения. И.И. Бродуленко разрабатывает отражательный клистрон, ставший важнейшим СВЧ-прибором для системы С-75, а Л.А. Парышкуро – серию клистронов для самолетных и ракетных применений.

Уже в начале 50-х годов потребность в отражательных клистронах намного превышала возможности лабораторного производства, и в 1951 году А.Г. Мишкину поручают спроектировать и пустить в эксплуатацию специальный цех № 36 опытного завода для производства отражательных клистронов и ламп бегущей волны. Этот цех начал производство клистронов в начале 1952 года. А в ноябре 1952 А.Г. Мишкин назначен начальником этого цеха, К. Г. Ноздрина — старшим технологом.

 Наверх

И НЕ ТОЛЬКО РАДИОЛОКАЦИЯ

 

Телевизионные трубки - кинескопы и супериконоскопы

Читатель, особенно молодой, особенно оторвавшийся от телевизора "SONY", чтобы прочесть эти строчки, поверит с трудом в то, что телевещание в Японии заработало только в 1955 году, а у нас - 6 ноября 1948 года. Пятьдесят лет спустя, все наши общенациональные телевизионные каналы осветили это событие. Но сделали это как-то по-будничному, без пиетета. Впрочем, отметили, что в подготовке вещания из Шаболовки большую роль сыграли инженеры и ученые из Фрязино.

Тогда, в 1948 году во Фрязино был только один научно-исследовательский институт - НИИ-160 с заводом. Когда его в очередной раз переименовали, то обозвали "Истоком". Не зря обозвали: все, или почти все, что многие годы составляло продукцию электронной промышленности создавалось там. Предмет нашего рассказа, телевизионные передающие трубки, в этом смысле не составляют исключения, но рассказывать мы будем не столько о них, сколько о людях, их создавших.

В 1925 году на ленинградском заводе "Светлана" изготовлены первые вакуумные трубки для приема и передачи изображения, а в 1930-х начато производство супеиконскопов. Старшим технологом этого производства был Астрин Владимир Александрович. С началом войны предприятия частично эвакуируются, частично продолжают работать в блокадном городе.

В 1942 из блокадного города его вывозят в Новосибирск (туда еще в 1941 эвакуировали специалистов со "Светланы").

В 1943 уже во Фрязино в новом НИИ он возглавляет лабораторию электронно-лучевых трубок, так как для воспроизводства английской РЛС станции орудийной наводки требуется целый ряд специальных трубок. В.А. Астрина, как хорошо знающего английский язык, по рекомендации академика А.И. Берга направляют в Англию для изучения "вакуумной промышленности", как он пишет в своей автобиографии. Только в конце 1945 он возвращается в НИИ и снова становится во главе лаборатории злектронно-лучевых приборов. В 1946 г . он знакомится с завучем Фрязинского техникума З.Г. Петренко. Им обоим страна обязана новым этапом развития передающих телевизионных трубок и не только их.

И это потом, почти двадцать лет спустя, в 1967 году в юбилейном сборнике "Электронные и квантовые приборы" ленинградские, по нынешним представлениям, конкуренты о нём напишут: "Этот период разработки иконоскопов связаны прежде всего с именем З.Г. Петренко, много сделавшего для для повышения их качества и организации систематического выпуска иконоскопа ЛИ1 для нужд действующих телецентров страны. Ему также принадлежит фундаментальное исследование физических процессов в иконоскопе. На трубках ЛИ1 были разработаны студийные камеры и кинокамеры, причем последние находились в эксплуатации до середины 50-тых годов" Но это в 1967 году, когда кандидат наук З.Г. Петренко (диссертационную работу он выполнил под руководством П.В. Тимофеева) вместе с коллегами завершит разработку первого отечественного цветного кинескопа, а отдел электронно-лучевых трубок образует самостоятельный НИИ "Платан". Сам же во всем незаурядный Зиновий Георгиевич, начнёт присматриваться к жидкокристаллическим индикаторам, дабы после пятидесяти резко изменить направление своих исследований. Поступок неординарный. А было ли в его жизни нечто размеренное и ординарное?

Разве это обычно, чтобы молодой завуч техникума, приводя студентов на практику, присмотревшись к работе лаборатории В.А. Астрина, предложил себя для работы по совместительству? Работа в лаборатории захватывает его. В октябре 1947 года он переходит в штат лаборатории и становится главным конструктором первого отечественного серийного иконоскопа ЛИ1 для съемочной камеры телевещания.

А каким праздником для всех для них был вечер 8 ноября 1948 года – в 19.00 по телевизору передавали киножурнал о параде на Красной площади. Картинка была чёткой, почти как в кино. И это не удивительно, ЛИ1 позволил реализовать развёртку в 650 строк. Эти 650 строк позже станут стандартом советского телевидения, американцы в ту пору до него не дотягивали.

На качество иконоскопа при прочих равных условиях определяющее влияние оказывал уровень технологии. Прибор был капризным даже по нашим временам высоких технологий. Дело в том, что внешний фотоэффект, вторичная электронная эмиссия реализуются при очень низких напряжениях – от 1,5 до 50В. И малейшие следы грязи: будь то пыль, остатки технологических сред, даже мономолекулярный слой сорбированного газа существенно изменяют условия прохожденья электронного луча, другими словами, параметры прибора. Без ионно-обменной воды, без "чистых комнат" прибор почти не выполним. Почти. Но они его сделали и не в единичном количестве. Возможно, так и ничего бы не получилось из задуманного, если бы ни О.Ф. Лацман, фронтовик, зенитчица - она была технологом изделия.

Разработка немыслима без испытательных стендов, в данном случае таковым явилось студийное радиооборудование. Аппаратура сложная, её изготовляли в Ленинграде. Сложность требовала очень квалифицированного обслуживания. Его осуществляли свои радисты: Е.И. Кирюшин, Э.К. Гергенсон, Э.С. Светлицкий . В верхнем ряду справа на фотографии Е.И. Киришин.

Свою группу, а потом и лабораторию З.Г. Петренко называл "хлопцы-иконоскопцы". Это был слаженный коллектив, дружно и результативно работавший, прекрасная школа для молодых специалистов. Им было, где развернуться. Так, недавняя выпускница ЛЭТИ С.К. Тимирязева (вторая слева в нижнем ряду) самостоятельно при консультации В.А. Астрина разрабатывает новую миниатюрную передающую трубку видикон ЛИ23. Предложенная и осуществлённая Софией Константиновной специальная технология стала, по общему признанию специалистов, базовой для последующих разработок видиконов. Ну, а ЛИ23 удовлетворял требованиям как промышленного, так и вещательного телевидения.

Время неумолимо. Они постарели. Ушли из жизни В.А. Астрин, З.Г. Петренко. Да и о живых мы тоже почти забыли. Восемь лет назад О.Ф. Лацман и С.К. Тимирязева дали мне эту фотографии. Тогда мы долго беседовали. Они даже удивились, что кому-то ещё интересны. А между тем и ушедшие из жизни, и ныне здравствующие ветераны оставили нам не только корпуса заводов, не только пока ещё передовую военную технику, они оставили нам свою уверенность в том, что дело делается только тогда, когда его делают.

 Наверх

Сверхмощные клистроны для ускорителей частиц

Одна из особенностей СВЧ-приборов – способность концентрировать энергию в объёмах с проводящими стенками и создавать за счёт этого большое электрическое поле. А такое поле крайне необходимо для создания современных ускорителей заряженных частиц (УЗЧ).

"УЗЧ - один из основных инструментов современной физики. Ускорители являются источниками как пучков первичных ускоренных заряженных частиц, так и пучков вторичных частиц (мезонов, нейтронов, фотонов и др.), получаемых при взаимодействии первичных ускоренных частиц с веществом. Пучки частиц больших энергий используются для изучения природы и свойств элементарных частиц, в ядерной физике, в физике твёрдого тела. Всё большее применение они находят и при исследованиях в др. областях: в химии, биофизике, геофизике", - сказано в энциклопедии.

И когда в начале 50-х в стране была поставлена задача - создать мощный линейный ускоритель заряженных частиц, вспомнили об "Истоке", ибо только он был способен разработать приборы СВЧ необходимой мощности. И, как тогда было принято, во исполнение задуманного, стали готовить постановление Совета Министров Союза ССР.

Но даже по тем временам подготовка такого постановления требовала времени, а потому уже на этапе подготовки 2 апреля 1954 года выходит приказ Министра Радиотехнической промышленности. О его содержании автору этих строк стало известно из приказа директора предприятия М.М. Федорова от 16 апреля 1954 года.

Этим приказом и.о. главного инженера института Девяткову Н.Д. и начальнику отдела № 150 Роговину И.Е. вменялось в обязанность немедленно приступить к разработке сверхмощного клистрона с тем, чтобы обеспечить изготовление и опробование макета клистрона в IV квартале 1954 года. Доводилось до сведения, что приказам Министра тов. Зусмановский С.А. переведён в НИИ-160 для выполнения работ по сверхмощным клистронам с сохранением получаемого персонального оклада (так для него закончилась саратовская "командировка"). И далее в приказе перечисляются некоторые любопытные детали, но представляющие интерес скорее для историка, чем для массового читателя.

30 июня 1954 года выходит постановление Совета Министров Союза ССР, 5 июля приказ Министра Радиотехнической промышленности в обеспечение его выполнения, а 15 июля приказ директора НИИ с целью безусловного исполнения решения вышестоящих инстанций и как дополнение к приказу от 16 апреля. В приказе о двадцати параграфах расписано многое: от постановки новых работ и приобретения нового оборудования и материалов до, казалось бы, обыденного. "Для обеспечения выполнения задания Совмин СССР увеличил план по численности на 300 человек и фонд зарплаты на 4,6 миллиона рублей". Кроме того, было предоставлено право израсходовать 600 тысяч рублей на приобретение инвентаря и мебели для макетных мастерских НИИ.

Есть нечто личное для авторов в оповещении об одной детали: этим приказом намечена тематическая переориентация ОКБ-160 – прекращение работ по масс-спектрометрам для атомного проекта. Вскоре (в 1955 году) на базе ОКБ – 160 будет создан отдел № 160 в составе лабораторий Федосеева А.П., Афанасьева В.А. и Роговина И.Е. В этом отделе автору предстояло проработать 30 лет.

Сверхмощные клистроны, а их была целая серия, под руководством С.А. Зусмановского, конечно, были разработаны. С.А. Зусмановский с 1954 г . по 1973 г. стоял во главе коллектива отдела 150, в котором велась большая работа по созданию теории и научных основ конструирования мощных усилительных клистронов, создан ряд приборов с уникальными параметрами. К ним относятся: первый советский сверхмощный клистрон мощностью 20 МВт в импульсе, предназначенный для питания Харьковского линейного ускорителя электронов (50 одновременно работающих клистронов), сверхмощный 30 МВт клистрон "Аврора" для линейного ускорителя с большим током луча в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова, сверхмощный клистрон с полым лучом и др.

Харьковский линейный ускоритель запущен в 1964 году. Аналогичный по параметрам ускоритель в Станфорде (США) запустят двумя годами позже, в 1966 году.

Савелий Александрович Зусмановский свыше 50 лет жизни отдал электронной технике. Ещё до войны он возглавлял отраслевую вакуумную лабораторию на ленинградском заводе "Светлана", которая в то время была единственным научно–исследовательским Центром электровакуумной промышленности.

За разработку электровакуумных приборов для систем вооружения в 1941 г. С.А. Зусмановскому была присуждена Сталинская (Государственная) премия СССР. Значителен вклад Зусмановского в технику мощного радиовещания, которая своим развитием обязана его трудам. Савелий Александрович был научным руководителем, исследователем и конструктором новых типов генераторных ламп больших мощностей, работающих в различных диапазонах частот.

В 1943 году С. А. Зусмановский не только среди отцов-основателей "Истока", но и в течение пяти лет, в период становления института, был его научным руководителем.

Впервые в мире в 1961 г . коллектив под руководством Савелия Александровича создаёт многолучевой клистрон с большой энергией в импульсе (4 МВт), который стал основой создания многих отечественных многолучевых клистронов различного назначения.

За работы по созданию мощных усилительных клистронов С. А. Зусмановский в числе других в 1970 году был во второй раз удостоен Государственной премии СССР.

* * *

И всё-таки самым неожиданным по нынешним временам был §16 приказа, о котором речь шла выше: "Моему заместителю по капитальному строительству т. Пушкину А.И. принять к сведенью и исполнению, что Совет Министров СССР: обязал Мосгорисполком (тов. Яснова) разработать до 1 апреля 1955 года проектно-сметную документацию на строительство участка газопровода от места подключения к северному газовому вводу до НИИ-160 и газопроводящих сетей по объектам института и города Фрязино.

Тов. Пушкину А.И. принять участие в выполнении данной работы и взять под контроль её выполнение".

Прокладку газопровода, судя по сообщению газет, завершили в 1957 году. Правда, в городе долго стояли открытыми выкопанные траншеи, и в одну из них, судя по тем же сообщениям газет, попала лошадь. И всё-таки очень важное для жизни города было сделано – пришёл газ на предприятие, пришел и в город.

 Наверх

Подготовка кадров

Читатель, возможно, помнит, что один из пунктов цитируемого постановления № ГКО -3683 сс от 4 июля 1943 года гласил: "Обязать Главное управление трудовых резервов при СНК СССР (тт. Москатов и Зеленко) совместно с ЦК ВЛКСМ (т. Михайлов) организовать 15 ремесленных училищ с контингентом учащихся 10 тысяч человек с целью подготовки в этих училищах квалифицированных рабочих кадров для заводов радиолокационной промышленности". Во исполнения его во Фрязине открывают ремесленное училище и техникум электровакуумных приборов. Поначалу оба учебные заведения размещались на территории предприятия. Позже училище было переведено в один из стандартных домов в городе, а техникум в 1953 году в бывшее имение "Гребнево".

Роль этих учебных заведений трудно переоценить, ибо предприятие остро нуждалось в кадрах рабочих и в специалистах среднего звена. И тех и других требовалось множество. Взять кого-либо со стороны было практически непосильной задачей, хотя бы потому, что специалистов по специфики производства в стране просто не было.

Да и многие "специалисты среднего звена" в ту пору были практиками и вечернее отделение электровакуумного техникума для них было первой ступенькой творческого роста и многие из ведущих специалистов "Истока" и организаторов производства, окончив техником, поступали в вечерние и заочные институты, защитили кандидатские диссертации.

 

Аспирантура при НИИ-160 организуется в 1946 году. Среди первых аспирантов были Годгельф, Иванов, Цейтлин, Шубин, Бацев, Зиангиров, Ноздрина, Блажнова и другие известные учёные и специалисты Электронной промышленности.

И всё-таки основной "кузницей кадров" в те годы были рабочие места. Основатели института: Зусмановский С.А., Федосеев А.П., Лукошков В.С., Девятков Н.Д., Коваленко В.Ф., Красилов А.В., Митлин Г.А. и др. были крупнейшими специалистами своего дела и работа под их началом, каждодневное общение с ними, как показало время, было лучшей школой для молодых специалистов. Правда, общаясь с ними приходилось постигать физические представления через конструирование конкретных приборов, через анализ и изучение их характеристик, а потому всегда оставалась доля сомнения в их техническом оптимуме. А потому задача создания правильных физических представлений о рабочем электронном процессе, протекающем в приборе и дающем эффект, ради которого он создан, не только не снималась, а скорее активизировалась.

 

Теоретический отдел, судя по воспоминаниям В.С. Лукошкова , был создан в 1948 году на базе его лаборатории, существовавшей с момента образования института. Как на посту начальника лаборатории, так и на посту начальника отдела Владимир Сергеевич ориентировал своих сотрудников на решение задач, относящихся не только непосредственно к электронным приборам, но и к проблемам использованиях их в аппаратуре. Он был удивительным интеллигентным человеком из ленинградского ядра специалистов.

Одной из главных задач для советских специалистов - теоретиков в 1946-1950 годы, по мнению В.С. Лукошкова было упорное и быстрое овладение новой СВЧ тематикой. Чему способствовало и изучение литературы (в эти годы были обильные публикации о работах, которые были засекречены в годы войны) и трофейные немецкие книги, и консультации немецких специалистов, работающих тогда на "Истоке".

В своих воспоминаниях Лукошков тепло отзывается о лекциях д-ра Карла Штеймеля, крупнейшего специалиста в предвоенной и военной Германии по электронным лампам и по СВЧ электронике, отмечает вклад в моделирование на электролитической ванне инженера Пробста, талантливого изобретателя д-ра Розенстейна, математика д-ра Хагена и других. (Немецкая тема в истории НИИ-160 и города - это отдельная большая тема, которая требует отдельного исследования)

Это в 1950-е годы в отдел 110 пришла большая группа молодых специалистов, ставших впоследствии известными учёными. Среди них доктора наук Р.А. Силин, А.С. Победоносцев, В.А. Солнцев, В.П. Сазонов, А.Г. Гладун, С.С. Зырин, Л.Р. Явич и очень многие кандидаты наук.

 Наверх

ЖИЗНЬ В ГОРОДЕ. ЖИЗНЬ ГОРОДА

Ну, а город, город тем временем строился: на снимке новые дома по улице Ленина, возведенные в 50-е годы. Впрочем, значительную часть жилого фонда по-прежнему составляли, возведённые ещё в 30-е годы, так называемые, стандартные дома. Они тоже показаны на снимке.

Да, в городе не хватало жилья. Но так ли уж необходимо драматизировать проблему: ведь и сам "Исток" продолжал строиться.

И все-таки становиться немного не по себе, когда видишь, пусть на фотографиях, как чистенькую и уютную улицу Ленина завершают дома, так называемого, посёлка грабарей.

"Грабари" - специфика времени. В истории возникновения посёлка грабарей по улице Ленина между будущей школой №2 и водонапорной башней отразились, как бы сказали философы, противоречия эпохи. С одной стороны, его основатели – землекопы, нашедшие работу в 30-х годах на строительстве завода "Радиолампа". А с другой стороны, землекопами стали украинские крестьяне, приехавшие со своими семьями и подводами (грабарками) искать лучшую долю с обездоленной большевистскими преобразователями родины. Здесь поначалу они вырыли землянки, а потом уж понастроили домишек (они их называли "палатками"), кто какие мог.

Не будем останавливаться на репрессиях 1930-х годов. НИИ-160 был образован позднее. Но и свирепствующее в декабре 1952 году "дело врачей-вредителей", оставило след и в его истории, в судьбе разработчиков.

С позиции историка, события тех дней в нашем городе не выглядели вселенской катастрофой. Поражала циничная обыденность: не было ни доносов, ни "чёрных воронов", шуршащих шинами по утрам. Просто в проходной вахтёр отбирал пропуск и просил за объяснениями сходить в отдел кадров. А там тоже без объяснений предлагали работу в Рязани или в Саратове.

Так были срочно "откомандированы" в Саратов Зусмановский, Готгельф, Тевелёва, Цейтлин, Водовоз и Ашкенази. Туда же направили А.Л. Родионовского и И.П. Чепкасову, в Томилино - лауреата Сталинской премии, начальника лаборатории А.В. Красилова, С.И. Ляпина и Л.Ф. Либермана Л.Ф., в Рязань – Т.Б. Фогельсон, Л. Пярн и Л.М. Решетину (Перельштейн) и др.

Без работы оказались начальник технического отдела Г.М. Кауфман, молодые специалисты, в т.ч. выпускник МЭИ, В.Я. Эфрос, известный впоследствии начальник цеха 34. Не обошли вниманием и город - главного врача медсанчасти Р.М. Фаерман перевели заведовать детскими яслями.

И хотя эта акция коснулась во многом, как тогда выражались, лиц еврейской национальности, она всё-таки не носила в чистом виде последовательного антисемитизма. Судите сами, в конце 1953 года выходит приказ по предприятию, согласно которому по разным причинам (включая и описываемую "командировку") вместо Д.Я. Ашкенази назначают главным конструктором Лаговьера Б.Б. Вместо перегруженного Федосеева А.П. назначают соответственно старшего инженера Вецгайлиса Ю.А. и инженера Ривлина Л.Н.; вместо главного конструктора Мишкина А.Г. – старшего инженера Голанта М.Б.. А руководство разработкой, включенной в план важнейших работ, поручают старшему инженеру Гельвичу Э.А.

Были "откомандированные" и к нам, во Фрязино. Однажды на одном из собраний у такого "командированного" бестактно спросили:

- А Вас прислали в порядке укрепления нашего предприятия?

- Да, нет, - в тон ответил "командировочный",- в порядке укрепления того предприятия, на котором я раньше работал.

Видимо, тогда просто бдели, и чтобы перестраховаться, на всякий случай отстраняли от важнейших работ лиц под подозрением, и не только еврейской национальности. Подозревали, в первую очередь, детей репрессированных в 30-тые годы родителей. Но, так или иначе, под ударами судьбы оказалось немало наших земляков.

Правда, большинство "откомандированных" через 3-4 месяца и позднее вернулось во Фрязино и продолжило здесь работу (правда с понижением в должности) на благо обороны страны и во славу "Истока".

 Наверх

Строится предприятие, строится город

Не будем ручаться за достоверность факта, но утверждают, что вновь назначенный министр, посещая один из вновь возводимых объектов на территории "Истока" и указывая на явною недоделку, в сердцах воскликнул: "А это кто будет делать, Пушкин что ли?" "Нет, почему же Алексей Иванович уже давно заключил договор подрядных работ, это дело подрядчика", - ответил директор. У министра вытянулось лицо. Кто-то из его приближенных тут же объяснили, что Пушкин А.И. - заместитель директора по капитальному строительству "Истока". Министр понял, заулыбался. Напряжение было снято. Разнос не состоялся.

Заместителем директора по капитальному строительству Алексей Иванович Пушкин проработал двадцать лет. Сменялись названия министерств и министры, приходили и уходили директора предприятия, но задачи, стоявшие перед ним и перед подчиненным ему отделу капитального строительства оставались неизменными: обеспечить финансирование основных фондов, развить капитальное строительство на предприятии, строить жильё и инфраструктуру в городе, возводить объекты соцбыта, оказывать строительную шефскую помощь.

Так было построено 150 тысяч квадратных метров промышленных площадей, 2000 тысяч кв. метров жилья в городе, 7 детских учреждений, 4 общеобразовательные школы, городской больничный комплекс, детская и городская поликлиники.

"В послевоенный период (1946 - 1955 год) во Фрязине проложено 12000 п/м асфальтированных дорог, 7800 п/м тротуаров, 3100 п/м канализационных сетей, 8600 п/м водопроводных линий, посажено 7436 деревьев, 37936 кустарников. Все главные улицы освещены", - писала местная газета. И это тоже была правда.

Кроме того, был разработан генеральный план развития города, по которому в шестидесятые и последующие годы велось строительство, оформлены заявки на включение в планы очередной пятилетки строительства хирургического корпуса в больнице, Дворца культуры.

А сколько было разработано, согласовано и утверждено наверху за эти годы планов материально-технического перевооружения основных фондов, "выбито" через Промстройбанк на них финансирования! И не следует думать, что это была простая, доступная практически каждому работа. В 1966 году А.И. Пушкин тяжело заболел, долго лежал в больнице. В это время возникла необходимость что-то там согласовывать, выбивать, а без него не получалось. Пришлось с больничной койки ехать в Москву, у него получилось.

Принцип социализма – сильный помогает слабому - действовал и в строительстве. Вот и приходилось в порядке оказания шефской помощи нескончаемо возводить объекты в подшефном колхозе имени Ленина, строить школу-интернат в селе "Алмазово" Щёлковского района, строить гидроэлектростанцию в Мишневе.

В эти годы страна активно строила, но жилья не хватало. И вот подразделения "Истока", непосредственно подчиненные Пушкину, так называемым хозспособом выстроили более 20 тысяч кв. метров жилья, клуб на 640 мест (нынешний "Факел", столовую, кафе, два детских учреждения, спортивный комплекс с четырьмя залами (всё, что ныне именуется спорткомплексом "Олимп").

Многое было построено, отремонтировано, введено в эксплуатацию за эти годы. Но приходилось А.И. Пушкину организовывать работы казалось бы совсем не по профилю. Об одной из таких – строительство газопровода мы уже писали. Кроме того приходилось тянуть телефонный кабель из Москвы до Фрязина, готовить документы на строительство железной дороги от Болшева до Фрязина.

Об этой дороге А.И. Пушкин вспоминал как о курьёзном случае. В постановление Совета Министров по одной из разработок "Истока" включили приложение о строительстве дороги. Документы готовили спешно, торопил сам Л.П. Берия. Он и подписал постановление вопреки установленному порядку (не было визы министра Путей Сообщения). Министр Путей Сообщения, конечно же, не Берия, но фигура всё-таки влиятельная. Раз не было визы приказал построить дорогу от Болшева до Фрязина, не соединяя её с основной магистралью. И мотивы были – экономия народных денег. Действительно, позже требовалось много усилий: построить еще один магистральный путь от Мытищ до Москвы, возвести в Болшево искусственный тоннель, но это было потом, при другом министре и по другому постановлению.

Алексей Иванович Пушкин неоднократно избирался депутатом Фрязинского горсовета, был награждён орденами и медалями. Скончался он 7 мая 1996 года. В этом же году в числе первых его имя было занесено в Книгу Почёта города с присвоением Пушкину А.И. звания "Почётного гражданина города Фрязино".

 Наверх

Здравоохранение

Годом своего основания служба здравоохранения города Фрязино считает 1944. Тогда медсанчасть НИИ-160 открывает впервые в городе стационар. Он представлял собою небольшую инфекционную больницу на 10 коек, развернутую в здании бывшего детского сада. Первым главным врачом был В.А. Венёвцев.

Строго говоря, в посёлке ещё с довоенных времён имелись взрослая и детская поликлиники. Но первая представляла собой, по сути, амбулаторию, а вторая – детскую консультацию. Амбулатория открылась в 1939 году в одноэтажном доме по Центральной улице (теперь там расположено малое предприятие "Медин"). А детская консультация в 1940 году в доме № 8 по Институтской улице (в доме с аркой).

В 1946 году больницу расширили: в двухэтажном здании былого детского сада (теперь - детский приют "Теплый дом") расположили терапевтическое, хирургическое и родильно-гинекологическое отделение. На первом этаже разместили рентгеновский кабинет, лабораторию, пищеблок и административно-хозяйственную часть. В эти же годы поликлинику разместили на первом этаже многоквартирного дома Институтская дом 12.

Главным врачом больницы была назначена Р.М. Фаерман, уважаемый всем населением врач-педиатр, и как показал опыт – прекрасный организатор здравоохранения.

Правдою будет сказать, что и поликлиника и больница были небольшими, даже очень маленькими, но там работали прекрасные люди. Терапевтическим отделением заведовал Леонид Иванович Соколов, былой земский врач, прекрасный клинист, мягкий обходительный человек. В 1952 году ему было 75 лет, но он работа по воскресеньям, чтобы использовать свой выходной день во вторник для поездок в Москву для участия в клинических конференциях у академика Тареева.

Хирургическим отделением заведовала Ева Львовна Горштейн, проработавшая в больнице, а затем и в поликлинике более 30 лет. Родильным отделением – Людмила Николаевна Першина, труду которой и организованному ею отделению обязаны немало фрязинцев (ныне бабушек и дедушек) благополучному для них и их мам появлению на свет.

В 1952 году стараниями, в первую очередь Р.М. Фаерман, была введена в строй новая поликлиника на 200 посещений, где было более 30 кабинетов, а в торце здания нашлось место для детской консультации и скорой помощи. Это здание известно теперь как "Центр детского творчества" ("бывший Дом пионеров).

На пятидесятые - шестидесятые года прошло столетия выпал стремительный рост населения города. Если в 1951 году в городе проживало 10,7 тыс. человек, то к 1959 году население выросло почти вдвое и составляло 19,1 тыс. человек. С ростом населения возрастала и потребность в больничном обслуживании. Положение особенно усугублялось в связи с некими форс-мажорными ситуациями. Так, в конце 1953 года во всём Щёлковском районе выросла кишечная инфекция, пришлось срочно открывать во Фрязине инфекционное отделение в 35 коек. Оно было развёрнуто в двух квартирах на втором этаже дома по Институтской улице. Заведовать инфекционным отделением назначили Т.Я. Тамарскую.

Отделение было совершенно не приспособлено для госпитализации инфекционных больных и очень плохо оснащено. Сотрудникам отделения приходилось прилагать буквально героические усилия, чтобы соблюсти эпидемиологический режим и создать элементарный уют. И хотя отделение открывалось как временное, просуществовало оно до августа 1957 г.

В августе 1957 года был открыт новый стационарный трехэтажный корпус на 250 коек на Московской улице. В новом корпусе были открыты терапевтическое, хирургическое, детское и родильное отделение. Так было положено начало Фрязинскому медицинскому объединению, ставшему позже, благодаря творческому содружеству специалистов-электронщиков и фрязинских медиков одному из ведущих медицинских центров Подмосковья.

 Наверх

Образование

Средняя школа №9 (потом №1) в пос. Фрязино была построена в 1938 г . В год создания НИИ-160, в 1943 г . здание школы продолжали занимать военные части десантников. Знанятия же немногих учеников (многие семьи были в эвакуации в Ташкенте и Уфе) проводились в нескольких переоборудованных "стандартных" домах. В конце 1944 г . школа была возвращена учащимся. В послевоенные годы она пополнилась многими замечательными учителями.

В 1950 г. годы, отмечая успех преподавателей в послевоенном образовании взрослых и детей правительство страны отметило высокими наградами и фрязинских учителей:

  • 20 декабря 1950 г . опубликован Указ о награждении орденом Трудового Красного Знамени директора вечерней школы Лыхина Михаила Михайловича, Соболевой Анны Ивановны, Соколовой Марии Васильевны.
  • Орденом "Знак Почета" были награждены Дарья Михайловна Головина, бывший директор школы и Вера Николаевна Лыхина, завуч школы, учитель истории.
  • Медалью "За трудовую доблесть" - Галина Степановна Чеберако.
  • Медалью "За трудовое отличие" - Барышникова Евдокия Ивановна.

 

Все они, как замечательные педагоги, памятны старшему и среднему поколению фрязинцев.

С 1945 г. директором средней школы стал Моисей Федорович Федоров (14.1.1905 - 14.2.1985), фронтовик, учитель истории, автор первого обширного очерка по истории Фрязино, почетный житель города.

В 2008 г. школе №1 исполняется 70 лет, и я думаю, что в печати выйдет множество воспомианий о ее замечательных педагогах и не менее замечательных учениках.

 

Техникум

Как помнит читатель, в постановлении ГКО 1943 г . о создании Электровакуумного института (НИИ-160 - "Исток") даны поручения и о создании ряда специальных учебных заведений. Во исполнении этого летописцы истории Фрязино отметили, что уже в 1944 году 60 студентов начали занятия на вечернем отделении электровакуумного техникума имени Красина, размещался он тогда на предприятии, поскольку почти все учащиеся были работниками НИИ и завода. А в следующем, 1945 году - в здании школы начали работать дневное и вечерние отделения.

Затем техникум в 1953 г . переместился в усадьбу Гребнево, где он и находился до 1976 г., когда было построено уютное новое здание техникума на Окружном проезде.

Щелковский электровакуумный техникум обучил и воспитал в 1950-е годы сотни замечательных специалистов для предприятий города.

 Наверх

Культура

Но не только работой, её тревогами и заботами жил в ту пору город: были в нем и клуб, и библиотека, и детская музыкальная школа. И, само собою, работали общеобразовательные школы и детские учреждения. Был спортивный зал и, хоть плохенький, но стадион. Летом работал пионерский лагерь. На предприятии работали аспирантура и электровакуумный техникум, а в городе – ремесленное училище.

Основанная в 1936 г . библиотека стала хранилищем не только книг, но и человеческих судеб. Первоначально размещавшаяся в бараке, который стоял на улице у ныне действующей железнодорожной станции "Фрязино – пассажирская", библиотека насчитывала несколько сот книг и, ее первым библиотекарем был, позднее известный детский писатель, автор книг "Огни на реке", "Сирота", "Беглец" и др., Николай Иванович Дубов. При встрече он очень скупо описал свою работу в библиотеке, заметив, что с ростом книжного фонда, у него появились добровольные помощницы из завкома, одной из которых была табельщица Серафима Васильевна Якунина. Она не имела специального образования, но обладала удивительным чутьем библиотекаря, так как книги, которые она покупала в Москве, и, буквально, на своем горбу привозила во Фрязино (электрички не было), она знала как своих детей и, благодаря С.В. Якуниной и средствам, всегда выделяемых завкомом, к началу Великой Отечественной войны удалось собрать приличный книжный фонд, несколько тысяч книг. В годы Великой Отечественной войны книжный фонд библиотеки был эвакуирован, вместе с предприятием, в г. Ташкент. Обратно книги не были возвращены.

Все повторилочь сначала. После смены многочисленных "мест жительства", старого здания заводоуправления и однокомнатной квартиры по ул. Московская, библиотека получила полуподвальное помещение по ул. Институтская д.12. Заведующей библиотекой была Вера Николаевна Базилевич, опытный, строгий библиотекарь. Но книги, по-прежнему, теперь уже из коллектора массовых библиотек Москвы (Сретенка-8) и от букинистов, с радостью продававших редчайшие дореволюционные издания (Сытина, Вольфа, Маркса, "Academia" и др.), возила С.В. Якунина. Завком щедро выделял деньги на приобретение книг. К началу 50-х гг. заведовать библиотекой стала С.В. Якунина.

Тяга к книге велика. Увеличивается и штат библиотечный работников. Уже к началу 1956 г . читателей обслуживают 6 библиотекарей. В 1958 г . огромное событие для города библиотеки – открылось детское отделение книг. Его возглавила Анна Петровна Колодина. В статистическом отчете за год работы детского отделения на 1 января 1954 г. было: - 1083 читателей детей; - 5334 книжный фонд; - 35 082 книговыдача – это каждый ребенок прочитал за год более 32 книг.

Самым общедоступным объектом культуры в послевоенном Фрязине был клуб профкома предприятия п.я. 17 (так в ту пору называли "Исток"). Он располагался на месте теперешней лестницы, ведущей от вокзала к горсовету. Площадь по соседству с ним занимали бараки лагеря для военнопленных немцев (потом, в конце сороковых – в начале пятидесятых годов в них был лагерь для заключенных).

Следует сказать сразу же, что экстерьер клуба не отличался от архитектурного решения соседних бараков строителей, но это не мешало ему быть подлинным очагом культуры. В зале клуба показывали кино, на сцене выступали московские артисты. И не какие-нибудь заезжие гастролёры, фрязинцы могли видеть концерты А.Н. Вертинского, К.И. Шульженко, Л.А. Руслановой и многих других великих той эпохи.

В дни выборов в клубе проходило не только голосование, но и концерты местной художественной самодеятельности. Среди театральных коллективов местной художественной самодеятельности первым был детский.

Он зародился в пионерском лагере. Там во время летнего отдыха ребята с удовольствием играли в артистов. Театральный, или как тогда говорили, драматический кружок в пионерском лагере работал каждый год и многие юные артисты встречались друг с другом ежегодно.

Когда они подросли (вышли из пионерского возраста) с удовольствием продолжили занятия в кружке при клубе завкома.

Инициатором такого кружка для детей был комитет профсоюза и, прежде всего, его председатель П.В. Нуждин. Именно он пригласил руководителя кружка В.Н. Федцеву, актрису одного из московских театров, хорошо известную и ему и ребятам по многолетней работе в пионерском лагере.

Многие наши земляки и по сию пору помнят первый спектакль детского театрального коллектива на сцене клуба по пьесе В. Розова "Её друзья". На фоторафии показана финальная сцена из спектакля. (Декабрь 1951 года, руководитель коллектива В.Н. Федцова).

Фрязинцы могут узнать на этой фотографии Олега Романова в будущем одного из участников знаменитой фрязинской команды КВН шестидесятых годов, Э. Анурову, В. Груздьева, Л.Кириллову, А. Пушкину, Л. Аханову, В. Гаврилову, В. Боброву и Г. Паскина, Г. Фельдблюма.

Новая и очень значимая страница в культурной жизни города открывается со сдачей в эксплуатацию в начале 50-х годов клуба завкома "Истока" (Позже он получит название клуб "Факел"). Его современный экстерьер показан на фотографии. Подстать ему были интерьер: зрительный зал с уникальной акустикой, уютный зеркальный зал, фойе и лестницы – все создавало неповторимую атмосферу праздника и хорошего настроения.

Зрительный зал клуба не предназначался для постоянного кинопроката. Кинофильмы демонстрировали в старом клубе, а позже в специально построенном кинотеатре "Спутник". Это обстоятельство не только давало великолепную площадку для гастролей московских артистов, но и создавало благоприятные условия для проведения встреч, вечеров, для выступления художественной самодеятельности.

Это в те годы в клубе начали устраивать смотры-конкурсы художественной самодеятельности между коллективами подразделений "Истока". Это тогда в самодеятельность пришли З.П. Зусмановская, сестра народного артиста СССР П.П. Кадочникова; Ф.Д. Ваншенкина, мать известного поэта Константина Ваншенкина; сотрудники "Истока": Мариам Пипко, Елена Жмудь, Аркадий Митрофанов, Владлен Груздев, Валентина Повелихина. Они были творцами, а не потребителями культуры, ибо открывали товарищам по работе доступность художественного творчества.

В ту пору и много позже, до самой смерти в 1994 году, подлинным подвижником художественной самодеятельнсти в нашем городе была Мариам Исааковна Пипко.

Гвардии старший лейтенант, военный переводчик, Мариам Пипко была призвана в действующую армию в июле 1941 года, с февраля 1943 до дня Победы в составе 1-го Белорусского фронта. После демобилизации – переводчик, руководитель бюро переводов информационного отдела "Истока".

 Наверх

Музыкальная школа

Фрязинская детская музыкальная школа стала реальностью благодаря Жиркевич Тамаре Александровне и Забродиной Софьи Софроновне. Именно эти два человека решили организовать в поселке Фрязино два музыкальных кружка – фортепианный и вокальный. Инструментов (фортепиано) на весь поселок было три. Один в кино-клубе, второй у Т.А. Жиркевич и третий у жителя поселка Царева.

Занятия кружков проходили на дому у Т.А. Жиркевич и чуть позднее и у большого энтузиаста музыки В.С. Лукошкова, который предоставил для кружков комнату в своей квартире, в которую был поставлен рояль С.С. Забродиной, привезенный из Москвы в плохом состоянии, но отремонтированный самим В.С. Лукошковым. На снимке – первые ученики Т.А. Жиркевич со своим учителем.

Весной 1946 года фортепианный и вокальный кружки дали в клубе отчетный концерт. Концерт прошел очень удачно. После отчетного концерта в завком НИИ - 160 поступило много заявлений от желающих учиться музыке. Председателем завкома была тогда А.В.Кудрявцева, она горячо поддержала идею музыкального образования во Фрязино.

Эти события и послужили основой для открытия 1 сентября 1946 года музыкальной школы в рабочем поселке Фрязино. Было решено, что музыкальная школа будет располагаться в 4-х этажном здании школы № 1 и опираться на ее хозяйственную базу, поэтому первым директором музыкальной школы автоматически стал директор школы № 1 М.Ф. Федоров, а завучем была назначена С.С. Забродина.

Школа начала работу двумя классами фортепиано Жиркевич Т.А. и Сорокиной О.Г., классом виолончели Кравченко Я.Н. Хоровой класс и преподавание сольфеджио взял на себя Б.И. Лебедев. Желающих обучаться игре на различных музыкальных инструментах становилось все больше, и здесь решающая роль в подборе кадров и организации учебного процесса была за С.С. Забродиной, которая через несколько лет стала директором музыкальной школы.

Уже в 1948 году первые ученики Фрязинской детской музыкальной школы приняли участие в областном конкурсе детских музыкальных школ. При детской музыкальной школе функционировало также подразделение, в котором помимо детей могли получать музыкальной образование и люди более старшего возраста.

Первое наименование такого подразделения было КОМО (курсы общего музыкального образования), затем ВМШ (вечерняя музыкальная школа) и наконец последнее наименование – ШОМО (школа общего музыкального образования).

Конец 40-х и 50-е годы – это время формирования первого поколения преподавателей. Они трудились с огромной энергией и энтузиазмом и сделали ДМШ нашего города одной из ведущих школ области. Они воспитали прекрасных музыкантов-профессионалов, которые трудятся на музыкальном поприще во многих городах России. Они подготовили себе достойную замену. Сегодня половина преподавателей Фрязинской ДМШ – воспитанники этой школы.


Конечно сегодня другое время. А потому другие и город и "Исток". Теперь "Исток" - признанный во всем мире научно-промышленный центр электроники России, обогативший ее крупными научно-техническими достижениями и открытиями, новыми идеями, современными конструкторскими и технологическими решениями. В городе множество крупным и малых предприятий. Но все они прямо или косвенно берут начало с тех первых десятилетий "Истока", как и весь город Фрязино.

 

Источники

1. А.В. Карпенко "Противоракетная и противокосмическая оборона". Издательство "Невский бастион".

2. Материалы Р.М. Попова и других ветеранов "Истока" в газете "За передовую науку" ("Исток"), городских газетах "Ключъ" и "Фрязинец".

3. Материалы архива "Истока" и личные дела "отцов-основателей" "Истока".

4. В.С. Лукошкова "Из истории теоретического отдела 110 (1943-53 гг.) // А.К. Балыко "Истоковцы", Фрязино, 2001, сс. 88-98.

5. Воспоминания ветеранов "Истока".

6. Материалы сайта "Фрязино-инфо" Фрязинской локальной сети fryazino.net.

 


Персоналии

Николай Дмитриевич Девятков (1907-2001) -  академик РАН СССР. Один из изобретателей отражательного клистрона, сотрудник НИИ-9 (Ленинград), с 1943 - нач. первой лаборатории СВЧ приборов в НИИ-160, в 1945-46 - нач. спец. конструкторского бюро по приборам СВЧ в Берлине, с 1948 г . зам. директора НИИ-160 по научной части. Академик АН СССР и РАН. Основатель технико-медицинского направления в НИИ, начальник отдела ИРЭ.

 

КЛЯРФЕЛЬД Борис Николаевич (19.VI.1904 - 22.III.1973), известный в мире ученый по физическим процессам при электрическом разряде в газах. В 1923 ок. физфак МГУ, работал во Всесоюзном электротехническом институте - д.ф.м. наук (1940), профессор, участник разработок многих приборов для оборонной промышленности. В НИИ-160 работал по совместительству - руководитель научного направления по газоразрядным приборам в НИИ-160 (1946-1960). Награжден орденом Ленина и Трудового Красного Знамени. Учитель Таисии Борисовны Фогельсон (см. далее). Жил на ул. Лесной.

 

КРАСИЛОВ Александр Викторович (09.1910, Васильков Киев. обл.), известный разработчик газоразрядных и полупроводниковых приборов. Беспартийный, из учительской еврейской семьи (родители были убиты немцами при оккупации Киева). В 1932 ок. КПИ (1928-1932), инженер-электрик по спец. радио. В 1932-41 г. работал в Отраслевой вакуумной лаборатории ("Светлана", нач. – Векшинский С.А., затем Зусмановский С.А.), где разраб. 10 ламп и ряд измерительных установок. С 1943 – нач. измерит. отдела НИИ-160. С 4.1944 по 8.1945 командирован в США для закупки оборудования. Награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945". С 1945 – нач. техн. отдела науч. части НИИ, нач. измер. отдела, и.о. зам. директора по н/ч, нач. научного отдела. В 1946 г . награжден знаком "Почетный радист". К.т.н. (1947), лауреат Сталинской премии 3 ст. "за разработку спец. аппаратуры" (1949). С 1953 – нач. лаб. НИИ (Москва, "Пульсар"), разработал первые в стране планарные тразисторы и др. п/п приборы.

 

РОГОВИН Игорь Ефимович (27.1.1913, Москва). В 1937 ок. МЭИ. В 1937-41 – ассистент кафедры теор. физики при Казахском ун-те. В 10.1941-12.1942 – техник-лейтенант в зенитном артдивизионе. Отозван с 1.1.1943 на завод 747 (Фрязино), инженер. Затем в НИИ-160 - начальник цеха, нач. лаборатории 270. В 1950 – к.т.н., ст. научный сотрудник. Нач. отд. 150. С 10.5.1955 - в отд. 160 – нач. лаб., рук. направления по магнетронам непрерывной генерации. 14.12.1957 – назначен главным инженером - научным руководителем НИИ-325 (Саратов, "Волна", объединение "Алмаз"), ставший партнером нашего НИИ по разработке СВЧ приборов (для спутников связи, аппаратуры радиоэлектронного противодействия РЛС) и др.

 

КОВАЛЕНКО Вадим Федорович (3.3.1907, Луганск – 28.8.1989, Москва), ученый в области электроники СВЧ. Окончил Ленинградский политехнический институт. Изобретатель отражательного клистрона (1940). Участник боев на Волховском, Ленинградском, 3-м Прибалтийском фр., с марта 1942 по сент. 1944. Был тяжело ранен и контужен. Нагр. орд. "Красной Звезды", медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией" и др. Инженер-капитан танковых войск. Работал в НИИ-160 ("Исток"). К.т.н., начальник отдела. Лауреат Ленинской премии, Заслуженный радист СССР. Автор многих статей по электронике и приборам СВЧ в советских энциклопедиях. Автор книг: "Введение в электронику СВЧ" и др., переведенных и на китайский язык.

 

АСТРИН Владимир Александрович (1915, Раненбург, Ряз. губ.), известный специалист по электронно-лучевым трубкам. 1931-1933 – электромонтер, в 1938 ок. электрофи. Ф-т МЭИ. В 1932-42 – завод "Светлана", участник разработки промышленных образцов передающих телевизионных трубок – иконоскопов". 1942-43 в эвакуации (Новосибирск). С 1943 – в НИИ-160 (Фрязино). 1944-1945 – в командировке в Лондоне для ознакомления с вакуумной промышленностью. С 1946 – нач. лаб. передающих телевиз. трубок и др. ЭЛТ. Нагр. Орд. Трудового Кр. Знамени (1961), к.т.н. (1965). С 1966 – в НИИЭП ("Платан").  


Одна из биографий высланных:

ФОГЕЛЬСОН Таисия Борисовна (1917, Петроград - 2002, Москва), известный в СССР разработчик водородных тиратронов ("НИИ-160 - "Исток"). Закончила Ленинградский политех в 1939 г ., работала на заводе "Светлана" (разработка газоразрядных приборов). В первые блокадные месяцы работала вечером и по ночам в госпиталях. В феврале 1942 г . эвакуирована по "Дороге жизни".

С июля 1943 г . - во Фрязино вместе с группой новосибирских ленинградцев. В 1949-52 - начальник отдела газоразрядных приборов. После "откомандировки" с июля 1953 принята с понижением в должности - ст. научный сотрудник, и только с 1958 - начальник лаборатории водородных тиратронов, используемых для импульсной модуляции мощных электронных приборов СВЧ. Главный конструктор самого мощного в мире импульсного тиратрона "Исполин" с мощностью 125 МВт. Награждена орденом Трудового Красного Знамени.


Источники:

Потапов Н.В. Первые шаги наукограда. Заметки по истории Фрязино. Наукоград Фрязино. 2007.


Шелковский район Церковь в Трубино

 Новости

 

В Подмосковье могут запретить продавать квартиры в недостроенных на треть домах.

Чтобы не плодить обманутых дольщиков, власти Подмосковья решили запретить застройщикам привлекать средства граждан, пока дом не будет построен на 70%. Запрет может вступить в силу уже в марте 2009 года, после того как список антикризисных мер одобрит губернатор Борис Громов.

Подробнее >>

 

  Разрешается копирование материалов при условии ссылки на сайт

   Предложения  и  замечания: postmaster@mihalihc.ru